+8 (495) 744-39-37
+8 (915) 414-85-23
Архитектурные книги и проекты
Дома

Терема

Подробнее..

Мини бани

Подробнее..

Каменные дома в русском стиле

Подробнее..

Маленькие домики

Подробнее..

Сказочные дома

Подробнее..

Архитектурный эскиз Терема

Энциклопедия древнерусского дома 1

Подробнее..

Энциклопедия древнерусского дома 2

Подробнее..

Русский дом-возвращение к истокам

Подробнее...

Специальный репортаж "Древнерусское народное"

Специальный репортаж Древнерусское народное

Декор бревенчатого дома

Подробнее..

Чудо русского модерна

Подробнее..

Древнерусский дом

Древнерусский дом
Архитектурные стили
Бани
Украшение дома из бревна

Старинные проекты усадеб

Подробнее..

Русская сказка

Подробнее..

Интерьер домов в произведениях живописи

Подробнее..

Самые красивые дома в лесу

Подробнее..

Как проводится техническая экспертиза рубленного дома

Подробнее...
Моя победа

Неорусский стиль и современность

Архитектурный эскиз Сергея Ридмана

Обращение к исследованию русской художественной традиция в архитектуре обусловлено сегодняшним положением дел на практике. Чем больше времени отделяет нас от последних всплесков узнаваемой "русской темы" в отечественном зодчестве, тем необратимее забвение целого пласта профессиональной культуры, связанного с поисками самобытности.

Архитектурный эскиз Сергея Ридмана №2

Сейчас ни у кого не вызывает сомнения значимость и величие национального культурного наследия, необходимость его освоения. Однако, когда провозглашение диалектического единства традиции и новаторства доходит до реального воплощения языком архитектуры, обнаруживается, как правило, недостаточность профессиональных навыков и умения.

Архитектурный эскиз Сергея Ридмана №2

Вопросы мастерства всегда актуальны в художественной сфере. Независимо от декларируемого лозунга, будь то "утилитарность" или "чистое искусство", архитектор "вынужден" решать образные, а следовательно, и композиционно-художественные задачи. Здесь изучение творческого метода мастеров представляется если не единственным, то одним из основных путей овладения образным богатством традиционной архитектурной лексики. Тем более, в разговоре о самобытной русской архитектуре. Подражание ей и свобода творческого самовыражения мастера на первый взгляд взаимоисключающие понятия. Однако, история знает примеры, когда идея целенаправленного "возобновления стиля древнерусского в новых условиях" обретала реальные очертания индивидуально-ярких, по-настоящему авангардных для своего времени решений.

Архитектурный эскиз Коровина

Один из таких периодов - "неорусское" направление ("неорусский стиль") в отечественной архитектуре 19-20 века. "Погоня" за характерностью, зрительная активность образа, нарочитая театральность построек "неорусского стиля" демонстрировали не только очевидные вольности в обращении с историческим материалом, но и глубокое понимание национальное художественной традации. Став приемником движения за "национальный стиль", зодчие этого направления воодушевленно искали "исконно-русское" в древних памятниках-образцах, чтобы сохранить и вернуть его в современность.

"Неорусский стиль" - первая и единственная по широте проявлений попытка наследования русского средневековья на заре урбанистической архитектуры XX века.

Архитектурный эскиз Покровского

Актуальность обращения к этому периоду подчеркивается и тем, что вопросы композиционной техники мастеров, выявление средств и приемов "неорусских" композиций не только не изучались, но и не были поставлены в научной литературе. Это положение определило предмет исследования и его главную ("внешнюю") проблему: сделать близким и доступным композиционно-художественный опыт мастеров одного из самых ярких периодов отечественной культуры, основанием для творчества которых послужило обращение к русскому художественному наследию.

Архитектурный эскиз Покровского №1

Обращение к методу стилизации вытекает не только из особенностей современной трактовки "неорусского" направления, но и из специфики области формального поиска, которая сложилась в это время в отечественном зодчестве.

Рубеж веков отмечен массовым приходом художников-станковистов в архитектуру и к прикладному искусству. В. Васнецов, М. Врубель, К. Коровин, С. Малютин, А. Головин и многие другие начинают профессионально заниматься этими видами деятельности в то время, когда архитектура вновь осмысляется как одно из ведущих искусств и ищет пути органичности своего художественного языка.

Театральные эскизы Васнецова

Театральные эскизы Васнецова

Более того, в научном обиходе прочно укрепилось утверждение о значительном вкладе этих мастеров в процесс формирования композиционно-образной палитры "неорусского стиля". Обозначенный ими путь поиска, получивший определение "художнического" (Е. Кириченко) , непосредственно связывается с методом стилизации. Это позволило выбрать и исследовать их архитектурные работы как наиболее яркое проявление новаторства творческого метода мастеров "неорусского стиля" в целом.

Следует отметить, что архитектурные стилизации художников во многом своим происхождением и особенностями обязаны театрально-декорационному искусству, и в силу этого были направлены на решение всех творческих задач, стоящих перед архитекторами.

Художники, используя метод стилизации, продемонстрировали новую логику освоения традиционного материала, которая наглядно выразилась в "неорусских" стилизациях модерна. Эта логика рождает специфические черты и приемы выявления "древнерусского" в архитектуре путем особой трансформации исторического образа.

Обратимся к определению стилизации модерна, которое традиционно противопоставляется стилизаторству эклектики. Стилизация это преобразование исторического образца, мастер моделирует "образ красоты”. Следовательно, границы преобразования зависят от понимания "образа красоты".

Новаторство стилизаций модерна проявилось как в трактовке "образа красоты", так и в методе его моделирования.

Для мышления эклектики характерна композиционная замкнутость выявленных в историческом образце стилевых частей и элементов. Однако, на практика мастер всегда "соединяет" их композиционными средствами. Особенности эклектики выражаются в том, что воздействие многих композиционных средств в архитектуре "заменяется" декоративными деталями. Они превращаются в основного "построителя" красоты. Поиски стилевой, а значит образной, выразительности, связанные с понятиями масштаба, тектоники, массы и пространства, условно уходят на периферию профессионального сознания. Поэтому метод моделирования "образа красоты" мастером-стилизатором эклектики представляется в использовании готовых композиционно-стилевых формул и декоративных схем.

Совершенно иная картина наблюдается в стилизации модерна. Так, деталь, оставаясь одним из основных стилевых элементов, не существует в представлении зодчего как самодостаточная, композиционно-замкнутая единица: её невозможно выделить из целого. Если бы композиция "в стиле" была связана только с деталью, то это не воспринималось бы современниками принципиально новым. Зодчий модерна наделяет в историческом образце "стилевой" выразительностью то, что мы сейчас называем объёмно-пространственной композицией архитектурного сооружения. Следовательно, новизна метода в стилизациях модерна заключается в создании композиции-образа.

Принципиальное различие двух трактовок "образа красоты" определяется активностью зрительного "искажения" исторической формы в стилизациях модерна. Это означает, что "искажение" исторической формы, например в "неорусских" стилизациях модерна, является не только одним из средств создания художественного образа: но и оригинальным способом эстетического восприятия древнерусской архитектуры.

Во-вторых, трактовка "образа красоты" обнажает театральную природу стилизации модерна. Подобно театральной стилизация, её цель видится не в приближении значения создаваемого образа к нашему пониманию, не узнавание предмета реальности, а создание его определённого "видения" специальными, искусственно сконструированными приёмами. Эти приёмы сохраняют свою "искусственность" и в нашем восприятии.

В данной работе они представлены как уникальное проявление нового метода моделирования - театрально условным "искажением" (театрализация архитектурного образа).

Следовательно, основные ориентиры в определении метода мастера выражаются для нас в поиске нарочитой "театральности" способа гармонизации "части" и "целого" в исследуемых композициях.

С этих позиций мы выбираем и рассматриваем в работе наиболее "театрально-сочинённые" постройки и проекты в "неорусском стиле".

Театрализация каждого типа получает условное персональное название: "мизансцена" В. Васнецова, "гипербола" С. Малютина, Ф. Шехтеля, "пропорция" А. Щусева и “исторический образ” В. Покровского.

"Мизансцена" В. Васнецова. В работах Васнецова часовенка в Абрамцеве,

проект русского павильона на Всемирной Парижской выставке,

фасад Третьяковской галереи

театрализация проявилась непосредственно в "расстановке" архитектурных персонажей. Подобно режиссёру театра, художник выстраивает мизансцену: "авансцена" - крупные, характерные по силуэту детали, "театральный портал" - стена (композиционная тема), "кулисные декорации" - искусственно создаваемая плановость восприятия, т.е. разные масштабы одного и того же элемента, теснящиеся и выглядывающие друг из-за друга нарисованные и пластические объёмы.

Особое место среди них занимает Абрамцевская церковь (В. Поленов, В . Васнецов, 1881-82 гг.) и пристроенная к ней часовенка (В. Васнецов, 1891 г.).

Каждому элементу в часовне соответствует "своя" композиционная пара в церкви. Такая неслучайность параллелей и характер диалога, объёмное и плоско-силуэтное решение главных фасадов; мощные угловые контрфорсы и маленькие, врезанные в угол, декоративные колонки; каменный карниз и живописный орнаментальный пояс; луковица, венчающая звонницу и декоративные "шишки" на завершении бочек (в проекте), позволяют нам увидеть часовенку как воспринятые через "искажающую линзу" формы самой Абрамцевской церкви. Воспользуемся этой условностью (церковь – исторический образец, часовенка - результат её театрализации) , чтобы проиллюстрировать особенности нового обращения с исторической формой.

Представим, что Абрамцевскую церковь стилизует зодчий эклектики.

Использование готовых композиционно-стилевых формул и схем позволит мастеру, избегнув прямого копирования, добиться сходства в композиционном построении с "прототипом". Однако, создаваемый художественный образ невольно попадёт в образные "клише", которые диктуют архитектурные схемы и формулы. Следовательно, задаётся и композиционная тема. В результате - связанность конкретной исторической формой, которая становится основным тематическим материалом. В часовенке же ни одна форма не повторяет образец.

"Гипербола" С. Малютина. В композиционных построениях Малютина главной становится деталь - церковь Святого Духа во Флёнове,

теремок во Флёнове,

доходный дом Перцовой.

Театрализация - в гиперболическом (нарочитом) преувеличении композиционных свойств детали. Тема определяется нами как "деталь - композиционный атом". Увеличившись по масштабу, деталь остаётся таковой по отношению к архитектурному целому, но как средство гармонизации части и целого намеренно проводится на всех уровнях тектонического выражения (например, в церкви Святого Духа: на конструктивном - входные порталы, закомары, на пластическом и изобразительном - в решении кровель приделов).

Суть метода состоит в следующем: работая с «исторической» формой (опоры, проемы, кровли и т. д.) и сохраняя в целом ее узнаваемость, архитектор видоизменяет ее очертания и пропорции, усиливая, как правило, звучание характерного признака. Так, например, в образе Ярославского вокзала в Москве Ф. Шехтель

мы узнаем знаки русского архитектурного языка — «хоромное строение», шатры, килевидные арки, ширинки и пр. Но размеры главного шатра, и особенно венчающего его гребешка, очень преувеличены, «гиперболизированы».

Гипербола — прием, хорошо известный поэтам; широко пользуются они и метафорой. Информативное (эмоциональное) воздействие образа, построенного на сочетании «узнаваемого» и «неузнаваемого», очень сильно; но ни один метод не требует такой мощной художнической интуиции и профессиональной эрудиции, как этот.

Архитектурный язык Шехтеля это поэтические «метафоры».

“Пропорции” А. Щусева. Щусев говорил, что всегда брал «характерные пропорции», которые «давали возможность создавать типы».

«Художник всегда исходит не из конструкции,— писал А. В. Щусев,— а из идеи, осуществляемой в архитектурных формах, и мыслит образами, при этом конструкция задается сама собой». Щусев склонен сохранять основополагающие признаки стиля-источника как в объемно пространственной структуре здания, так и в деталях, лишь слегка усиливая их звучание.

Хорошо демонстрирует природу этого метода памятник-церковь на Куликовом поле (1908). Ее автор, А. Щусев, включает в композицию лестничные башни, которые делались при храмах в X—XI в., звонницу псковского типа, шатровые и луковичные главы; самое существенное здесь — работа с линией (силуэтом) и пропорциями. Чуть преувеличенная выпуклость башен и куполов, точно найденные пятна проемов и орнаментов на гладких стенах, подчеркнуто скульптурный характер пластики и тонкая дисимметрия целого делают эту небольшую постройку очень выразительной. Опыт модерна не прошел даром; но нужно было обладать безупречным чувством стиля, чтобы увидеть эти признаки в памятниках древней архитектуры, которые к этому времени были сильно искажены. Щусеву помог его опыт реставратора.

Троицкий собор Почаевской лавры.

В качестве образца начинающему ещё тогда архитектору Алексею Щусеву был указан одноименный Троицкий собор Троице-Сергиевой лавры. Насколько Щусев следовал этому образцу - судите сами.

Троицкий собор Почаевской лавры - программное произведение неорусского стиля в его ретроспективном варианте, но без буквализма цитат и уж тем более без копирования прототипа. Щусев принял "игру в древний собор" и "разыграл" его "долгую историю". Перед нами "новгородско-псковский", очевидно, "домонгольский", храм, претерпевший массу перестроек и достроек.

Очевидно, что "позднее" появились притвор, контрфорсы, четырехскатная кровля.

Собор монументален и одновременно декоративен. Декоративен почти вызывающе, с призванной создавать сказочно-былинный дух театральной аффектацией. В этом всё своеобразие почерка Щусева: на примитивном, в общем-то, кубическом объеме с плоскими стенами он в избытке ставит "отпечатки минувших веков" - целые строки кирпичных орнаментов новгородского типа, рельефные кресты. Они - как таинственные иероглифы или символы, смысл которых утерян, а нам остается только ощущение историчности и волнующего прикосновения к мифологизированной ушедшей Древней Руси. Получилось, надо сказать, убедительно - во многом благодаря многочисленным неправильностям кладки, смещению деталей, дающим эффект рукотворности.

“Исторический образ” В. Покровского.

Если внимательно проанализировать работы Покровского, то увидим, что он, в отличие от Щусева, обращается не к типической природе сооружения, а к историческому образу, создавая, таким образом, по настоящему уникальные произведения искусства.

Особенности древнерусской архитектуры широко переосмыслены В.А. Покровским.

Произведения Покровского после публикации проектов и строительства сразу становились «библиотекой» форм, приемов, деталей, за некоторыми из них выстраиваются ряды его коллег. Церкви в Пархомовке под Киевом и на Шлиссельбургских пороховых заводах под Санкт-Петербургом, Феодоровский собор в Царском Селе, храм-памятник в Лейпциге, здание Государственного банка в Нижнем Новгороде

вошли в число самых впечатляющих архитектурных проектов своего времени.

В ряде проектов он обращается к теме московского зодчества. Она раскрыта в проектах Русского Военно исторического музея,

Здание Ссудной казны в Москве.

В.А. Покровский редко обращается к реальным прототипам (в целом такой подход к наследию отличает зодчество неорусского стиля от сооружений в эклектичном русском стиле), но широко использует образы архитектуры XVII века.

Во всяком случае, он проявил здесь свою эрудицию, а также умение и стремление к созданию оригинальных композиций, беря, как правило, за основу не более близкую к византийской архитектуру Древней Руси, а богатое блестящими образцами, глубоко оригинальное московское зодчество ХVI-ХVII веков с его композиционными вольностями и знаменитым белокаменным узорочьем.

Завершив собой многолетние поиски национального архитектурного языка, начавшиеся еще в 1830-е гг., неорусский стиль, пожалуй, ближе всего подошел к решению этого сложнейшего вопроса.

Театрализация архитектурного образа мастерами "неорусского стиля" - последовательное развитее этих поисков, но уже в "законообразньх" формах, которые приносит модерн. Так, в новой композиционной программе наследования логика уравновешивается "художнический" восприятием древнего памятника. Процесс наследования образца определяет интерпретация, продиктованная личностным переживанием (впечатлением) мастера. В результате, в древнерусском образце значимым для возрождения является то, что производит эмоциональное воздействие на зрителя.

В театрализации архитектурного образа это достигается свободным использованием в качестве образного материала тектоники исторических форм. При этом в уникальных формах театрализации ("мизансцена", "гипербола", театрализованный "конфликт) сама "отстраненность" образца оборачивается "правдой материала" - обращением к сказке, эпосу, мифу..

Текст создан на основании статьи Расулевой Юлии Викторовы


АРХИТЕКТОР СКРИПНИК ВАСИЛИЙ БОРИСОВИЧ

ПОДРОБНЕЕ..

Подпишись на наш канал!

RSS лента Древнерусский дом RSS лента Древнерусский дом

ИНТЕРВЬЮ СКРИПНИКА В. Б. ВЕСТЯМ-24

Интервью архитектора Скрипника Вестям

ВЕСТИ-24 СУХОСТОЙНАЯ СОСНА

Вести-24 Сухостойная сосна

ДРЕВНЕРУССКИЙ ДОМ АРХИТЕКТОРА ВИКТОРА ЯНДОВСКОГО

Древнерусский дом архитектора Виктора Яндовского

АРХИТЕКТОР ВИКТОР ЯНДОВСКИЙ

ПОДРОБНЕЕ..

ВООПИК

ПОДРОБНЕЕ..

АРХИТЕКТОР АЛЕКСАНДР ПОПОВ

Архитектор Александр Попов ПОДРОБНЕЕ..

КРИЗИС ЗАПАДНОЙ АРХИТЕКТУРЫ

ПОДРОБНЕЕ...

АРХИТЕКТУРНОЕ НАСЛЕДИЕ ФЁДОРА ШЕХТЕЛЯ

ПОДРОБНЕЕ...

Поиск национального стиля в архитектуре С. В. Малютина

ПОДРОБНЕЕ...

АРХИТЕКТУРА «РУССКОЙ ДЕРЕВНИ» ЕЕ ЗНАЧЕНИЕ В ИСТОРИИ «НЕОРУССКОГО СТИЛЯ»

ПОДРОБНЕЕ...

НЕБЕСА И ОКРЕСТНОСТИ КЕНОЗЕРЬЯ

ПОДРОБНЕЕ...

Культурный ландшафт и архитектурное проектирование

ПОДРОБНЕЕ...

РЕСТАВРАЦИОННЫЙ ЦЕНТР АЛЕКСАНДРА ПОПОВА

ПОДРОБНЕЕ..

АРХИТЕКТОР АЛЕКСАНДР НИКОЛАЕВ

ПОДРОБНЕЕ..

АРХИТЕКТУРНАЯ ПРЕМИЯ

ПОДРОБНЕЕ..

РУССКИЕ ИДУТ-РУССКИЙ СТИЛЬ В ЕВРОПЕ

РУССКИЕ ИДУТ

АРХИТЕКТУРНО-КОНСТРУКТИВНЫЕ ОСОБЕННОСТИ РЕСТАВРАЦИИ КРОВЕЛЬ

ПОДРОБНЕЕ...

ЕЖЕГОДНАЯ ОБЩЕРОССИЙСКАЯ ПРЕМИЯ ЗА ЛУЧШЕЕ АРХИТЕКТУРНОЕ СООРУЖЕНИЕ ИЗ ДЕРЕВА

ПОДРОБНЕЕ..

АРХИТЕКТОР СЕРГЕЙ СЕРГЕЕНКО

Архитектор Сергей Сергеенко ПОДРОБНЕЕ..

АРХИТЕКТОР ОКСАНА ДВОРЯНИНОВА

Архитектор Оксана Дворянова ПОДРОБНЕЕ..

АРХИТЕКТОРЫ РУСЛАН ТЕЛЕГИН и ОЛЬГА ДЕРЕВЛЕВА

ПОДРОБНЕЕ..

ПАМЯТИ ЕЛЕНЫ ОПОЛОВНИКОВОЙ

Памяти Елены Ополовниковой ПОДРОБНЕЕ..

ОПОЛОВНИКОВ-НАЦИОНАЛЬНОЕ ДОСТОЯНИЕ РОССИИ

ПОДРОБНЕЕ..

ЛИКИ СВЯТОЙ РУСИ

Лики святой Руси ПОДРОБНЕЕ..

РУСЬ УХОДЯЩАЯ

ПОДРОБНЕЕ..

РУСЬ РЕЗНАЯ-ПРЯНИЧНЫЕ ДОМИКИ

ПОДРОБНЕЕ..

АНГЛИЙСКИЙ ФОТОГРАФ РИЧАРД ДЕВИС-РУССКИЙ СЕВЕР

ПОДРОБНЕЕ..

ДЕРЕВЯННЫЙ ДОМ-ПУТЬ К ОСМЫСЛЕНИЮ

ПОДРОБНЕЕ..

РУССКИЙ ДОМ-ВОЗРАЩЕНИЕ К ИСТОКАМ

ПОДРОБНЕЕ..

РУССКИЙ СТИЛЬ-ПОИСК ПУТИ

ПОДРОБНЕЕ...

ДЕРЕВЯННЫЙ ДОМ НА ИСТРЕ

ПОДРОБНЕЕ...

РУБИТЬ ПО-РУССКИ

ПОДРОБНЕЕ...

БАНЯ АРХИТЕКТОРА НИКОЛАЯ БЕЛОУСОВА

ПОДРОБНЕЕ...

УРОКИ МАСТЕРСТВА-КАК СРУБИТЬ РУССКИЙ ДОМ

Как срубить русский дом

ОТДЕЛКА ДОМА В РУСТИКАЛЬНОМ СТИЛЕ

Отделка дома в рустикальном стиле